I & S INNOVATION & SUSTAINABILITY

Андрей Зюзин: Рынок еды изменят синтетические продукты

14 мая 2020 г.

Андрей Зюзин: Рынок еды изменят синтетические продукты

Опубликовано: Инвест-Форсайт

В прошлом году стало известно, что компания «ЭФКО», одна из крупнейших российских агропромышленных групп, известная населению прежде всего как производитель майонеза, запустила собственный венчурный фонд Fuel For Growth объемом $50 млн. О его работе и о том, как развивается рынок «фудтеха» — «высокотехнологичной еды», «Инвест-Форсайту» рассказал управляющий партнер фонда Андрей Зюзин.

Выбор модели

— Андрей Борисович, как и почему возник ваш фонд?

— Главная задача нашей команды, которая появилась в группе компаний «ЭФКО» два года назад, заключалась в том, чтобы наладить работу с открытыми инновациями. Модель открытых инноваций когда-то была предложена профессором Генри Чесбро из университета Беркли, который предположил, что компании, которые используют не только собственные разработки, более успешны, поскольку успевают вовремя реагировать на происходящие изменения и открыты всему новому. Данная модель получила большую популярность в мире в последнее десятилетие, ее распространение сопровождалось бурным ростом корпоративных венчурных фондов, на которые приходится до 20% объема инвестиционных сделок в мире.

Далее возник вопрос: хорошо, есть мировые тренды, но нас-то они какой стороной касаются? Очень важно отдавать себе отчет, какое преимущество может получить компания, выступая в качестве якорного инвестора в различных новых проектах.

Есть несколько моделей, которые можно пытаться адаптировать. Есть, например, небезызвестная компания Nestle, у нее был большой инвестиционный фонд, он был закрыт, а сейчас идет возобновление его деятельности. Есть компания «Каргилл» (Cargill), у которой четыре подразделения, занимающихся венчурными инвестициями. А есть компания «Мишлен» (Michelin), которая вкладывает не в компании-стартапы, а в инвестиционные фонды, через которые им выгодно смотреть портфель сделок.

— Какую модель выбрали вы?

— Перед нами стоят две главные задачи. Первое — мы должны выступать в роли «зонда», который изучает разные юрисдикции, разные экосистемы развития стартапов и выбирает наиболее интересные проекты, где можно присоединиться к инвестиционной сделке. Второе — можно ли выбранную технологию, если она докажет свою перспективность, применять на территории России, где ведется бизнес группы «ЭФКО». При этом мы не можем создать фонд и прокричать об этом на весь мир, потому что нам придется соревноваться с тяжеловесами, с фондами, у которых под управлением миллиарды долларов. У нас пока ни такого опыта, ни связей, ни известности нет, поэтому мы приняли решение посмотреть на фонды, которые специализируются в области «фудтеха». Мы обращаем внимание на инвестиционные фонды, которые помогут нам сформировать портфель проектов, а потом уже заниматься отбором самих стартапов. И проекты придется в большинстве случаев искать за рубежом, потому что в России, к сожалению, фудтех как область пищевых технологий не так развит.

— То, что ваш фонд аффилирован с производственной компанией, вероятно, является вашей сильной стороной?

— Есть концепция smart money — «умные деньги»: когда компания-стартап, выбирая себе инвестора, думает о том, чем инвестор может ей помочь на волатильном рынке, где много рисков и неопределенностей. В нашем случае ответ заключается в том, что группа компаний «ЭФКО» является лидером российского рынка производства пищевых продуктов и готова предоставить стартапам свою инфраструктуру.

Прежде всего это инфраструктура инновационного центра «Бирюч» в Белгородской области, оснащенного по последнему слову техники. Мы предлагаем стартапам, если нужно провести достаточно сложные лабораторные испытания и исследования, приехать к нам в центр. Но стартап, который вышел из лаборатории, еще не готов заниматься большим бизнесом. Ему нужно проверить свою гипотезу на пилотной установке, выяснив, будут ли параметры, которые были созданы в лаборатории, воссоздаваться в тестовом проекте, который предшествует масштабированию.

Все три стадии, то есть лабораторная установка, пилотная установка и масштабирование, партнер предлагает стартапу на своей территории. Мы предлагаем даже возможность тестировать первые этапы выхода его продукции на рынок при помощи каналов сбыта группы компаний «ЭФКО». Большое значение имеет опыт, накопленный группой для того, чтобы продвигать стартап на рынке. Это, например, знакомство с поставщиками необходимых ингредиентов.

Растительное мясо и белковый сахар

— Специализация вашего фонда определяется специализацией вашего якорного инвестора — и это сфера пищевых технологий «фудтех». Что сейчас в ней происходит?

— Технологические изменения за последние 5 лет вызвали к жизни большое количество компаний, которые начинают менять рынок. Первая история, которую вы наверняка знаете, — это компания Beyond Meat, производитель аналога мяса. Она делает растительные бургеры, которые можно купить сегодня и в России, и за рубежом. Вторая такая же компания, но не публичная — это Impossible Foods.

Волна подобных технологических изменений подхлестнула интерес инвесторов. Например, компания Perfect Day привлекла инвестиции в объеме $140 миллионов. Они делают альтернативное молоко из растительных ингредиентов. Наверняка на полках вы уже встречали и миндальное молоко, и овсяное. Технологии Perfect Day — продолжение данной тенденции, но с использованием ферментов. Речь идет о так называемой синтетической биологии, когда вы производите продукт, который в значительной доле совпадает по питательным характеристикам с натуральными. Может быть, скоро будет масштабирована технология «клеточное мясо» — в биореакторе выращиваются клетки нужных вам животных, условно говоря, стейк. В результате не нужно разводить животных, а ведь животноводство наносит сильный климатический урон. Сейчас большое число людей в мире сокращает потребление животных жиров в пользу растительных аналогов. Один из примеров — использование заменителей яйца, позволяющих не разводить большое количество кур. Из яиц делают майонез — это важнейшая продукция группы «ЭФКО», поэтому такая технология для нас актуальна.

— Еще одним из таких серьезных вызовов для науки является сахар…

— Одно из альтернативных решений — вместо сахара использовать сладкие белки. Это не будет, может быть, таким универсальным решением, как сегодняшний сахар. Нужно решить большое количество проблем, связанных с тем, что сахар не только сладок, но и обеспечивает массу сухого вещества в продуктах, например в кондитерских изделиях.

В авангарде серьезных изменений отрасли — производство синтетических продуктов. Подчеркиваю, синтетические — это не химические, это органические продукты, но произведенные нетрадиционным способом. В этой сфере лидируют Соединенные Штаты Америки, их активно догоняют Израиль и Европа. Вот эти три региона для нас представляют наибольший интерес.

Работать вместе с партнерами

— Каким способом вами была сформирована воронка проектов?

— Для того чтобы сформировать воронку, нужно включиться в некую экосистему. Прежде всего мы начали работу с большинством инкубаторов и акселераторов, которые занимаются поиском, отбором и выращиванием проектов в области фудтеха. Они находятся в Европе, Израиле, США; мы все мероприятия этих акселераторов стараемся посещать. До карантина, по крайней мере, так происходило.

Кроме того, мы детально рассматривали возможное партнерство с теми фондами, которые специализированно занимаются инвестициями в сектор пищевых технологий. Мы познакомились с фондом Newtrition, который управляется инвестиционной компанией PeakBridge. Компания мальтийская, но ею руководят два менеджера с опытом в мировой пищевой индустрии, один из них — Надав Бергер, работающий в Израиле, второй — Эрик Зибер, который в свое время был управляющим венчурным инвестиционным фондом группы компаний Nestle. Мы присоединились в качестве инвестора к этому фонду. На сегодняшний день у PeakBridge есть три компании, в которые они вложили свои средства вместе с нашими.

Первая компания — Nick’s, производитель низкокалорийного мороженого из Швеции, которая активно развивается сейчас на рынке США. Для нас это была очень интересная инвестиция, позволившая понять, что же такое низкокалорийность. В этом проекте обнаружили технологию, которую мы сейчас анализируем на предмет запуска в «ЭФКО».

Второй проект называется TasteWise. Это израильский стартап, основанный выходцами из Google. Они придумали модель использования искусственного интеллекта в предсказательной аналитике для ресторанов и поставщиков ингредиентов для ресторанов. Когда вы видите изменение потребительского тренда у посетителей кафе, которые предпочитают какие-то новые блюда или новые ингредиенты, то нужно оперативно на это реагировать, потому что рынок очень высококонкурентный. Естественно, поставщики ресторанов должны заранее знать, что им нужно поставлять в следующий квартал или год. Эта предсказательная аналитика тоже хорошо развивается в Северной Америке.

Третья компания, которая называется «Плексус», занимается производством сладких волокон — это пребиотики, которые можно добавлять в кисломолочные продукты, что тоже актуально для группы «ЭФКО», которая производит йогурты.

Эти три проекта являются для нас источником новых знаний, и с каждым из них мы прорабатываем возможности кооперации. Мы хотим понять, будут ли эти проекты развиваться на территории России.

— Ну а самостоятельно вы готовы входить в новые проекты?

— За счет общения с большим количеством инкубаторов и акселераторов мы сформировали свою воронку. На сегодняшний день у нас на рассмотрении около пяти проектов из разных частей света (из Америки, Европы, Израиля), которые мы анализируем на предмет инвестиций. Надеюсь, когда кризис закончится, мы сможем рассказать об этом более предметно.

В поисках российских стартапов

— Можно ли надеяться, что вы будете инвестировать в российские проекты?

— Мы не теряем надежды и пытаемся сформировать свою локальную экосистему для того, чтобы быть интересными для стартапов, в первую очередь российских, а впоследствии и международных. Для этого мы кооперируемся с существующими институтами развития. В частности, в прошлом году совместно с фондом «Содействие инновациям» провели конкурс «УМНИК-ЭФКО». Сейчас мы в заочном формате провели предакселерационную программу и ждем снятия карантина для того, чтобы всех победителей, которых объявили в прошлом году, пригласить к нам в инновационный центр «Бирюч». Кроме этого, мы два года подряд выступали соорганизаторами регионального конкурса стартапов «StartUp:Land» в Белгородской области. Наконец, в «Сколково» есть кластер биомедицинских технологий, куда в том числе попадают технологии, связанные с продуктами питания. Мы активно сейчас анализируем эти проекты, находимся на связи с командой «Сколково». Надеемся, что сможем подойти к задаче выбора более осознанно, с пониманием, что же нас интересует на коротком и длинном горизонтах.

— Почему все-таки на российские проекты вы пока смотрите с большим скепсисом, чем на западные?

— В России очень много квалифицированных ученых, но в секторе разработки новых пищевых технологий обширной поддержки государства нет. Только сейчас начинает разрабатываться концепция научных образовательных центров, которые призваны эту пустоту заполнить. Мы участвуем в деятельности такого центра в Белгородской области.

Но если вы посмотрите на периметр национально-технологической инициативы — там фудтех пока в виде утвержденной дорожной карты не оформлен. Как следствие, он не функционирует. То есть по этой теме компаниям нельзя привлекать гранты, нельзя иметь площадку, которая бы позволила обеспечить льготный регуляторный режим. Фудтех-стартапов в России очень мало, и та их часть, которая завоевывает внимание инвесторов, больше сфокусирована на доставке — это Delivery Club, «Яндекс.Еда», «Самокат». Там достаточно понятная модель, поскольку вам не нужно заниматься вопросами сертификации, вам не нужно заниматься какими-то сложными историями с разработкой новых пищевых продуктов.

Работа на разных горизонтах планирования

— Вы говорите, что некоторые технологии, которые есть в зарубежных проектах, анализируются на предмет их использования в компании «ЭФКО»?

— Технологии могут быть разными. Прорывная технология может радикально поменять рынок, но в то же время она либо сложна в реализации, либо для нее нужно создать определенные регуляторные условия, в ней очень много рисков. Горизонт воплощения прорывной технологии дальше, чем обычный цикл бизнес-планирования любой компании в России.

К таким технологиям мы можем смело отнести производство сладких белков. Нужно ждать, пока будет разработано устойчивое соединение, которое можно использовать вместо сахара, которое будет выдерживать температурные режимы. Нужно ждать, пока пройдет сертификация, пока этот продукт будет признан безопасным. Это основная сложность инвестиций в фудтех. Получение сертификатов безопасности — очень непростая задача не только в России, но и за рубежом, где процесс сертификации может занимать годы. Если горизонт у технологии длинный, то фонд инвестирует в проект или собирается инвестировать, а группа «ЭФКО» наблюдает, что из этого может произрасти. Мы можем предусмотреть в условиях сделки, что если проект развивается успешно, «ЭФКО» будет иметь право получить лицензию на территории Российской Федерации.

— Ну а если горизонт планирования для технологии более короткий?

— Тут примером могут служить технологии производства альтернативной молочной продукции. Здесь уже новизна распробована рынком, дальше вопрос упирается в сертификацию, в выбор правильных ингредиентов и позиционирование, потому что пока эти продукты относятся к премиальным. Здесь нужно правильно выбрать момент и понять, каким образом выходить с такой продукцией на рынок. Стремление к ЗОЖ у людей не пропадает, эти продукты точно будут востребованы. Вопрос, у какой группы потребителей и на каком горизонте. Мы пытаемся разворачивать нашу деятельность одновременно в трех разных горизонтах — краткосрочном, среднесрочном и долгосрочном, при этом мы не забываем про императив: любая инвестиция должна в идеале быть доходной.

— Скажите, пожалуйста, как вы предполагаете концепцию получения собственного дохода? Будут ли это выходы из проектов с их продажи? Будет ли дальнейшее управление этими проектами с получением прибыли? Или доход будет получаться уже в рамках группы компаний «ЭФКО», когда вы будете внедрять новые технологии, выпускать новую продукцию и т.д. ?

— Получение группой «ЭФКО» дохода от лицензирования технологий, разработки или доработки того, что удалось лицензировать с последующим производством, — это параллельный бизнес. Этим фонд не занимается. Фонд нацелен на получение инвестиционного дохода, поэтому выходы из проектов будут относительно традиционными. Наверное, в большинстве случаев, как это происходит во всем мире, — сделки слияния и поглощения, когда компания технологически настолько здорово сделала продукт, доказав его состоятельность первыми продажами, что появляется некоторое количество покупателей, желающих этим продуктом или технологией завладеть.

Второй сценарий — традиционный, но реже случающийся — это первичное размещение на фондовом рынке. Таких примеров, мне кажется, будет, наверное, не очень много, поскольку здесь компании нужно набрать «критическую массу». Но, кстати, это удалось компании Beyond Meat, которая очень здорово разместилась, неплохо выросла и продолжает себя чувствовать достаточно хорошо.

Поэтому два этих сценария выхода у нас в голове есть, и мы для каждого из проектов, когда анализируем его потенциал, пытаемся представить, какой более реален.

— Как карантин повлиял на вашу работу, на взаимодействие с проектами?

— Проектов, которым нужна финансовая поддержка, становится больше, потому что из-за кризиса многие не могут выйти на запланированный уровень продаж. Но мы не можем быть элементом поддержки стартапов, в большинстве стран эту функцию осуществляет государство, выделяя дополнительные средства для того, чтобы не увольнять людей, не разбивать команды, не банкротить бизнес, а дать ему возможность пережить кризисные времена.

В любом случае рынок живет на качелях спроса и предложения, и очевидно, что в такие сложные времена у стартапов менее конкурентная позиция, чем у инвесторов с деньгами. Это означает, что многие компании и стартапы готовы, чего не было до этого, пожертвовать большей долей в бизнесе, чтобы впустить инвестора с живыми деньгами, которые нужны для выживания. Но это, конечно, не означает, что все инвесторы, как хищные акулы, должны броситься и воспользоваться этой возможностью, потому что золотое правило — вы не должны убить мотивацию команды. Если вы заберете большую долю, скорее всего, мотивация упадет.

В итоге погибнут неэффективные компании, у которых совсем сложная бизнес-модель или совсем ранние стадии развития, и на нее не удастся найти и привлечь деньги. Многие компании просто переосмысляют свою бизнес-модель в предположении, а что будет, если вдруг такая ситуация повторится.

Версия для печати